Заказать уборку

Поля, отмеченные * обязательны для заполнения. Чтобы Ваше сообщение не попало в спам, пожалуйста, введите в поле Антиспам три восьмёрки подряд (цифрами)

Смысл порядка

Разруха не в клозетах, а в головах.
                 Профессор Преображенский

Что такое порядок и чем он отличается от хаоса (беспорядка, разгрома и т.д.)?

Вопрос кажется очень лёгким, а ответ — интуитивно понятным. По крайней мере, на бытовом уровне (а мы именно о таком). Кто с первого же взгляда не отличит захламлённую, неубранную комнату от той, где царит идеальный порядок? Да все отличат, любой взрослый человек сразу выдаст заключение (а другие такие же с ним согласятся). Ну и что тут вообще обсуждать?

Но не всё так просто. Дьявол, как всегда, скрывается в мелочах.

Загляните в мастерскую — практически в любую: столярную, часовую, багетную, пошивочную. Скорее всего, у вас, что называется, разбегутся глаза от обилия разного рода предметов, которые расположены в самых неожиданных местах. Конечно, если вы являетесь профессионалом в соответствующей области, вы сориентируетесь достаточно быстро; но даже опытный повар на кухне незнакомого ресторана поначалу будет чувствовать себя не слишком уверенно.

При этом хозяин (или арендатор) мастерской, работающий там уже сколько-нибудь длительное время, скорее всего, совершенно уверен в том, что поддерживает в этом помещении хороший порядок. И полагает обоснованно — ведь будь иначе, он бы не смог эффективно выполнять свои обязанности, не смог бы успешно трудиться, обслуживать заказы и зарабатывать деньги.

И тем не менее человеку со стороны, даже тому, который, что называется, «в теме», обстановка в незнакомой мастерской с первого взгляда вряд ли покажется порядком.

Так что же такое порядок и чем он отличается от хаоса? Чтобы порядок в жилище поддерживался «магически» — то есть, «сам собой», без необходимости постоянно прикладывать усилия для его восстановления — придётся разобраться в этом понятии немного глубже. Что, впрочем, не только полезно, но ещё и весьма интересно.

Попробуем зайти от обратного. Что есть хаос? Хаос — это случайность, непредсказуемость. По каковой причине от порядка естественно ожидать противоположного, то есть, предсказуемости. Совершенно верно — порядок, это, в первую очередь (но не только), верное знание о расположении всех предметов. Поэтому порядок (как, впрочем, и хаос) в первую очередь находится в собственной голове, а не где-либо ещё.

То есть. Если вы точно знаете, где в вашем жилище находится каждый предмет (не говоря уже о том, присутствует ли этот предмет там вообще) — и, одновременно, знаете, какие именно вещи находятся в каждом месте жилища — можно сказать, что у вас в доме порядок. Хотя внешне это и может выглядеть совсем иначе — как, например, обстановка в мастерской. Но если тот, кто в ней работает, прекрасно осведомлён о том, где и что в этой мастерской лежит — там, действительно, порядок. Просто порядок этот для него, для работающего там. Ведь порядок этот у него в голове, именно у него, а не у других.

Тут уместно сравнение с языком или городом: для того, кто с детства говорит на данном языке и давно живёт в данном городе, общение и ориентирование не составляют труда. Но не владеющий языком чужеземец, попавший в незнакомый город, окажется в растерянности и сможет нормально разговаривать и уверенно передвигаться лишь когда всё хорошо изучит. При этом ни язык, ни город никак не зависят от знаний чужеземца и от пополнения этих знаний не изменятся. Однако же для самого чужеземца разница очень значима. После тщательного изучения то, что раньше казалось ему абракадаброй и лабиринтом, превратится для него в нечто гораздо более понятное и удобное, в то, чем он, в конце концов, сможет эффективно пользоваться.

Но всё же порядок — в бытовом смысле слова — знаниями о расположении вещей и наполнении ими тех или иных мест не исчерпывается. Но об этом ниже, а пока ещё немного о таковом знании.

Знание о расположении вещей и местах, где они расположены, делится по отношению ко времени:

  • знание из прошлого (то, что вы помните)
  • знание из настоящего (то, что вы можете сразу увидеть или быстро вывести логически)
  • знание из будущего (то, что вы можете установить, выяснить физическим поиском)

Самое объёмное и часто используемое знание — знание из прошлого. В первую очередь мы ищем вещь там, где она, по нашим воспоминаниям, и должна находиться. Если мы этого не помним или если наши воспоминания о расположении вещи не подтверждаются (её не оказывается там, где мы ожидали её найти, опираясь на информацию из собственной памяти), это вызывает существенный психологический дискомфорт. Ну в самом деле: и нужная вещь не находится, и память, возможно, подводит. Кому такое понравится?

Отсюда парадокс: одиноко живущий человек с фотографической памятью будет жить в порядке в любом случае. Ну действительно, забыть, где что лежит, он не может (память же у него идеальная). А поскольку вещи в его жилище без его ведома своего положения не меняют — ведь их же, кроме него, просто больше некому перемещать (действиями сквозняков, землетрясений, домовых и т.д. пренебрегаем...) — то и воспоминания такого человека о расположении вещей в его доме всегда истинны. Поэтому его потребность в поддержании порядка — в привычном бытовом смысле этих слов — скорее всего, будет снижена.

Что любопытно, подобный персонаж описан в литературе — это самый знаменитый сыщик всех времён и народов, Шерлок Холмс. Правда, Шерлок Холмс жил не один; но вряд ли миссис Хадсон или доктор Ватсон сколько-нибудь существенно передвигали его вещи, учитывая традиционные английские нравы. Отличаясь прекрасной памятью, Холмс, — по понятным из вышеизложенного причинам, — имел, мягко выражаясь, своеобразные представления о том, что считать приемлемым порядком в квартире (каковое обстоятельство весьма раздражало доктора Ватсона и миссис Хадсон). Однако успешно жить и раскрывать преступления Холмсу его не совсем обычные представления о порядке в жилище нисколько не мешали.

Вряд ли стоит брать пример с Холмса в его понимании порядка — хотя бы уже потому, что кроме порядка есть ещё и чистота, вопросы гигиены и т.п.; это отдельные темы, но с вопросами порядка, они, конечно, связаны весьма плотно (о чём ниже). Однако сама эта закономерность — то, что для человека с хорошей памятью порядка в жилище (да и вообще в окружающем мире) гораздо больше, чем для забывчивого — заслуживает самого пристального внимания. Ведь улучшив свою память «раз и навсегда» (например, освоив простейшие, но самые эффективные приёмы мнемотехники) можно точно так же «раз и навсегда» «добавить» порядка не только в собственный дом, но и во всю свою жизнь. Да и вобще, разве плохо иметь хорошую память?

Прежде, чем рассматривать следующий пункт — знание из настоящего — следует сказать несколько важных слов о различии принципов и правил «магической уборки по-русски».

Именно, здесь и далее по тексту, правила — это всё то, ЧТО нужно сделать (по-возможности, «раз и навсегда»). Например, организовать в жилище хорошее освещение.

Принципы — это всё то, КАК следует делать и сделать (что-то новое или давно привычное). В том числе — хотя это и не главное — как выполнять и выполнить вышеупомянутые правила.

Предполагается, что добросовестно выполнив то или иное правило — понимая под этим конечное, ограниченное по времени действие — вы получите «вечный» эффект в деле поддержания порядка. А начав следовать тому или иному принципу — обнаружите, что так порядок поддерживается легче, что так действовать удобней, приятней и результативней.

Мы уже указывали на это, но повторить не лишне: «магическая уборка по-русски» не требует от вас существенного изменения вашего поведения, приобретения новых привычек или отказа от старых. Если таковое случится — то лишь «само собой», только потому, что вы сами этого захотите, только по той причине, что новое окажется для вас более удобным, приятным и результативным. Ломать себя не придётся; «магическая уборка по-русски» строится на том, что существенный и устойчивый результат достигается вполне приемлемой ценой. Иначе в России просто не получится — мы и так платим здесь за всё хорошее очень дорого, платить ещё больше мало кто согласится.

Рассмотрим теперь знание из настоящего. Итак, если мы не можем быстро вспомнить, где предмет расположен — мы пытаемся его просто увидеть. Ну, или же вычислить его расположение, вывести это логически. Как и в случае со знанием из прошлого, это может получиться легко, а может и не очень. Или не получиться вообще.

От чего это зависит? В первую очередь, от зрения, обзора и освещения. Чем хуже зрение — тем, при прочих равных условиях, меньше вокруг порядка. Поэтому у слабовидящих людей, обыкновенно, хорошая память — они просто вынуждены её развивать, чтобы ориентироваться в окружающем мире (см. выше про знание из прошлого). Но если зрение вас не подводит — может быть, порядку мешает плохой обзор или недостаточное освещение? Представьте себе сумрачное помещение, которое, к тому же, перегорожено многочисленными занавесками и ширмами. Подобная обстановка вряд ли ассоциируется с порядком, не так ли? В любом случае, найти в ней нужное будет не так-то легко — особенно если заранее не известно, где это лежит.

Ну и наоборот: чем больше света, чем лучше обзор — тем найти искомое проще, тем, как правило, легче и быстрее это получается.

Если увидеть предмет не удаётся, мы начинаем думать, где бы он мог быть. В большинстве случаев это происходит автоматически — рубашку мы сразу ищем в платяном шкафу, тарелку — на кухне, молоток — в гараже или кладовой. Это логично, поэтому в большинстве случаев срабатывает. Но, к сожалению, не каждый раз.

Что ж, пришло время сформулировать первый принцип «магической уборки по-русски»: предметы должны храниться, по-возможности, там, где они применяются (будут применяться в следующий раз) — а если это затруднительно или неудобно, то там, где вы их будете искать.

С первой частью этого принципа всё, в общем, ясно — так обычно и поступают: тарелки на кухне, туалетная бумага в туалете, ключи в замочной скважине или на ключнице возле двери (или просто возле двери). Сезонная обувь в прихожей, незамерзайка в багажнике автомобиля, ну и так далее. Это понятно и естественно, но, увы, до конца реализуемо не всегда: совершенно всю обувь в прихожей хранить вряд ли получится (да и вряд ли это разумно), а, например, молоток может потребоваться в самых различных местах. Где же его, в таком случае, хранить?

Там, где вы будете его искать. Таких мест может быть несколько: гараж, специальная тумба в холле, нижний ящик шкафа на балконе и т.д. Это вполне допустимо — главное, чтобы молоток не оказался где-то ещё, в каком-то неожиданном месте.

А если времени совсем нет, если нужно этот молоток срочно куда-то сунуть? Принцип остаётся в силе: убирайте туда, где будете искать. Думая, куда спрятать молоток, представьте себя же через месяц, ищущего этот инструмент. Ну и где вы будете смотреть в первую очередь — кроме всё тех же кладовой, балкона и далее по списку?

Там, где вы его использовали последний раз? Это где? Если, например, вы только что прибивали порожек в ванной — суньте молоток под ванную. Так себе решение (это ведь не гараж и не кладовка, к тому же там высокая влажность и молоток может заржаветь). Но в условиях дефицита времени — вполне приемлемое. По крайней мере, вы вряд ли забудете о том, где оставили инструмент.

В этом принципе заложена психологическая хитрость: думая, где вы будете искать убираемый «абы как» предмет спустя значительное время, вы, скорее всего, хорошо запомните сам момент этих размышлений. Думы о будущем в этом самом будущем вспоминаются легко — если они конкретны. «А помнишь, как мы мечтали... Конечно, помню! Ты ещё планировал...» ну и всё в том же духе.

Можно сказать, что убирая предмет туда, где вы — скорее всего, предположительно — и будете его искать в будущем, вы устанавливаете некоторую особую связь с самим собой через время. Ибо в том будущем вы точно будете помнить, что убирали предмет именно туда, где рассчитывали найти его потом. Это означает, что тогда вам будет достаточно вспомнить даже не то, куда именно вы убрали данную вещь — а всего лишь то, где, как вы считали в прошлом, будете её потом искать. Если ваш образ мыслей с той поры изменился не слишком — искомый предмет обнаружится очень быстро.

Если вещь нельзя оставить там, где она последний раз использовалась — можно расположить её в том месте, которое ассоциируется с её названием. Хотя бы по первым буквам этого названия. Так, МОЛоток можно сунуть в платяной шкаф — туда, где может водиться МОЛь. Или убрать в ящик, где хранятся нитки, иголки, МОЛнии. Или даже положить на книжную полку рядом с путеводителем по МОЛдове.

Понятно, что решения, перечисленные в предыдущем абзаце — гротескны, на практике применять их вряд ли стоит даже в условиях острого цейтнота. Но формально они вполне рабочие: подумайте, можно ли после такого забыть, куда именно был убран молоток?

Однако, у подобных решений может быть один важный недостаток. А именно, расположение вещи они, конечно, забыть не дадут; но будет ли это расположение удобным?

Удобство — это как раз то свойство порядка (понимаемого в бытовом смысле), которое не сводится к знаниям о расположении вещей и наполнении ими различных мест. И оно имеет некоторую связь с третьим типом такового знания — знания из будущего.

Если вспомнить, где расположена нужная вещь, никак не выходит, если беглый осмотр обстановки также ничего не даёт — как и размышления на тему, где бы она могла храниться — что мы делаем в этом последнем случае? Мы начинаем «поиск последовательным перебором», проводим этакий «обыск в собственном доме» — открывая, вытряхивая, доставая, распаковывая и разворачивая всё, что только можно и нельзя. Ну а что ещё остаётся, если вещь очень нужна — а найти её по-другому не получается? Вот и приходится выяснять, где она лежит, исследуя в жилище всё подряд.

Однако, и такой перебор может быть более удобным или же менее таковым. Если вещей не очень много, если упакованы они не особо сложно, если свободного пространства для их извлечения и перекладывания достаточно — одна ситуация. Если же всё обстоит наоборот — совсем другая. Во втором случае затраты труда и времени могут быть выше во много раз.

То есть, даже если мы ничего не знаем о том, где находится нужный предмет — и нам приходится искать ответ «последовательным обыском» — данная операция может обойтись как очень дорого, так и не слишком. Всё зависит от того, что мы и называем порядком в бытовом смысле — от того, как именно размещены, разложены и упакованы все остальные предметы в нашем жилище.

Аналогично, если даже нам точно известно, где в нашем доме находится необходимая вещь — ещё не факт, что воспользоваться ей будет легко. Может быть, чтобы её взять, достаточно всего лишь протянуть руку. А может быть, она находится на дне ящика, стоящего в самом дальнем углу крайне захламлённой объёмистой кладовой — и, чтобы её оттуда извлечь, придётся потратить полдня на разбор всякого барахла. Вряд ли эту вторую ситуацию можно так уж обоснованно назвать порядком — даже если точно известно, где находится каждый предмет и в каком месте что лежит.

Тема удобства, комфорта — очень важна и заслуживает отдельной главы. Пока же подведём итоги этой.

Порядок образуют две составляющие: наше знание о расположении вещей и наполненности ими тех или иных мест жилища — и практическое удобство такового расположения, то, что в западных странах назвают «юзабилити» (т.е., удобство использования, «используемость»).

Обе составляющие, оба условия достижения порядка значимы, но добиться выполнения первого проще — ведь знание находится в собственной голове и управлять им легче, чем окружающей нас реальностью. В формировании такового знания помогут наипростейшие правила мнемотехники (которые будут затронуты далее) и первый принцип «магической уборки по-русски»: вещь следует хранить там, где она применяется, там, где, скорее всего, она будет использована в следующий раз — а если это затруднительно или неудобно, следует положить её туда, где, вероятнее всего, она будет разыскиваться потом, когда потребуется снова.

Все права защищены и принадлежат ООО «Посейдон» © ® 2017